Заместительная почечная терапия: показания и виды

Содержание

Когда применяются методы почечной заместительной терапии?

заместительная почечная терапия
Показанием к проведению заместительной терапии является не конкретное заболевание, а степень превышения содержания в крови азотистых веществ, некоторых ионов

Очищать кровь экстракорпорально (за пределами организма) или перитонеально (через сосуды брюшины) приходится в случаях, когда почки не справляются с возложенными на них функциями вследствие необратимых патологических процессов, происходящих в паренхиматозной почечной ткани. Показанием к проведению заместительной терапии является не конкретное заболевание, а степень превышения содержания в крови азотистых веществ, некоторых ионов. Также фильтрация крови проводится для восстановления нормального объема внутренней жидкости (снятие отеков) и восстановления нормальной реакции кровяной плазмы при развитии метаболического ацидоза (чрезмерного закисления физиологической жидкости).

Без проведения искусственной очистки крови при многих болезнях и патологических состояниях у пациента нет шансов на длительное продолжение жизни. Без заместительной терапии не обойтись в таких ситуациях:

  • тяжелая степень острой недостаточности почек;
  • терминальные стадии хронической недостаточности почечной функции;
  • состояния после нефрэктомии (удаления одной или обеих почек);
  • неспособность одной из почек полностью компенсировать утрату другого органа.

При назначении частоты и способа проведения очистки крови руководствуются показателями концентрации некоторых веществ в плазме крови, которые должны выводиться почками. Безусловным критерием, свидетельствующем о необходимости искусственного освобождения плазмы от токсинов, является содержание креатинина более 600 мкмоль/л или мочевины более 30 ммоль/л (определяется в ходе проведения биохимических анализов крови). Такие показатели говорят о развитии уремии – состоянии, характеризующемся критически высоким содержанием в крови азотистых токсинов, которое приводит к отравлению организма.

Кроме выраженной уремии, заместительная терапия показана при развитии легочных отеков, гиперкалиемии, септицемии, сердечной недостаточности по застойному типу, метаболическом ацидозе, когда рН крови превышает показатель 7,1. Очистка крови и восстановление гомеостаза позволяют приблизить состояние пациента к норме, избавляют от накопившейся в организме жидкости в виде отеков, помогают избавиться от уремических или септических токсинов.

Апаан Мудра для лечения заболеваний и восстановления почек

Виды ЗПТ

В зависимости от целей, которые преследуются при проведении почечной заместительной терапии, а также материальной оснащенности лечебного заведения, могут применятся несколько методик, с помощью которых происходит очистка крови при недостаточности почек или других состояниях, характерных необходимостью коррекции состава кровяной плазмы. Самыми распространенными методиками являются гемодиализ, перитонеальный диализ и гемофильтрация, особенности которых рассмотрим дальше.

Аппаратный гемодиализ

заместительная почечная терапия это
Медицинская техника постоянно усовершенствуется, открывая перед лечащим персоналом новые возможности

Медицинская техника постоянно усовершенствуется, открывая перед лечащим персоналом новые возможности. Относится это и к аппаратуре, предназначенной для заместительной терапии. Со временем появляются новые методики, или усовершенствуются уже зарекомендовавшие себя. Самым же первым методом очистки крови от низкомолекулярных токсинов, который с успехом применяется и в наше время, является гемодиализ. Аппаратура, с помощью которой производится процедура, широко известна под названием «искусственная почка».

Данный метод позволяет эффективно очистить плазму крови от веществ, имеющих низкую молекулярную массу, к которым относятся солевые ионы (калий, натрий, кальций), все азотистые соединения, относящиеся к уремическим токсинам (мочевая кислота, креатинин, мочевина). Фильтровать высокомолекулярные вещества с помощью гемодиализа не удается – для этого применяются другие методики ЗПТ. Несмотря на некоторые ограничения возможностей, аппараты для гемодиализа позволяют компенсировать отсутствующие почечные функции, давая возможность жить и даже умеренно трудиться при почечной недостаточности. Сейчас есть возможность приобрести даже портативный аппарат, которым после прохождения специального обучения больные пользуются на дому. Однако стоимость такого оборудования высока и по карману далеко не каждому пациенту, поэтому большинство нуждающихся в ЗПТ проходят гемодиализ в условиях стационара или при амбулаторном посещении клиники.

При лечении амбулаторно, пациенты посещают клинику примерно трижды в неделю, где они проходят сеанс гемодиализа, продолжающийся около 4 часов. Недостатком такой терапии является принцип живой очереди – заранее записаться на очистку крови возможности нет. Еще один минус заключается в риске, связанном с возможностью заражением вирусами ВИЧ и гепатита В и С. Но есть и плюсы прохождения гемодиализа в клинике:

Как найти реципиента на почку и кто может стать донором?

  • процедуры проводятся под контролем квалифицированного медперсонала;
  • во время сеанса контролируются биохимические показатели крови, артериальное давление, состояние мочи и диуреза (если он сохранен);
  • есть возможность получить первую помощь при возникновении осложнений, иногда возникающих при осуществлении процедуры.

Важно! Примерно в 70% случаев при необходимости очистки кровяной плазмы от уремических токсинов применяется именно метод гемодиализа.

Перитонеальный диализ

показания к почечно заместительной терапии
При этой методике выведение избыточной жидкости из крови и токсичных продуктов обмена происходит через микроциркуляторную сеть брюшины

При этой методике выведение избыточной жидкости из крови и токсичных продуктов обмена происходит через микроциркуляторную сеть брюшины. Перитонеальный диализ проводится в амбулаторных или домашних условиях, причем постоянно. В чем его суть? В брюшную стенку пациента устанавливается постоянный катетер, сообщенный с брюшной полостью. Через трубку каждые шесть часов вводится внутрь специальная диализная жидкость, имеющая такой состав, которые способствует выведению из кровяного русла веществ, находящихся там в повышенных концентрациях (используется разница осмотического давления). Жидкость является гиперосмолярной за счет повышенного содержания в ней глюкозы, что способствует «засасыванию» воды из плазмы крови.

Диализная жидкость меняется четырежды в течение суток – отработанная отсасывается, а на ее место заливаются очередные два литра специального раствора. Таким образом диализ через стенку брюшины происходит медленно и постоянно, что позволяет поддерживать гомеостаз, концентрацию азотистых веществ и минералов практически в районе нормальных показателей. Заменив жидкость для диализа, пациент может заниматься привычными делами, отвлекаясь только на очередную процедуру, которая занимает не более 15 минут. Такой способ очистки крови особенно показан пациентам детского возраста и пожилым людям с сердечной недостаточностью (медленно происходящий диализ не нагружает сердечную мышцу и не провоцирует скачки артериального давления).

Диализ крови, производимый через брюшину, может быть применим на протяжении длительного периода (до 8-10 лет) без перерывов. Недостатком такого метода почечной заместительной терапии являются возможные осложнения, что заключаются в механическом повреждении брюшины или инфицировании брюшной полости. Неоспоримыми преимуществами постоянного перитонеального диализа являются:

  • возможность проведения в домашних условиях;
  • минимальные побочные эффекты;
  • высокое качество очистки крови от токсинов, излишка воды и некоторых солей;
  • не нужно применять антикоагулянты (при проведении аппаратного гемодиализа обязательно использование Гепарина или некоторых его аналогов).

К сведению. Перитонеальный диализ также способен обеспечить выведение из крови только низкомолекулярных соединений. При необходимости очистки крови от более крупных молекул применяют следующую методику.

Дорогу осилит идущий… но не каждый

«Из тех, кто решается встать на путь лечения и реабилитации, как правило, на сегодняшний день и у нас, и в мире, от десяти до пятнадцати процентов стабильно дают ремиссии, — делится статистикой Евгений Брюн. — Еще двадцать пять процентов неизлечимы: у них необратимо изменена биохимия мозга. Остальные — и это подавляющее большинство — лечатся, борются с заболеванием, снижают наркотическую нагрузку, социализируются, но периодически все-таки срываются. Сажать их всех из-за этого на метадон нет никакого резона».

Недавно всемирный центр «Анонимных наркоманов», работающий по программе «Двенадцать шагов», выпустил особую рекомендацию относительно пациентов заместительной терапии: с собраний их не выдворять, но слова не давать, как и любому, пришедшему в группу под воздействием наркотика. «Двенадцать шагов» подразумевает принципиальную чистоту. Собственно, чистота и желание бросить являются единственным условием участия в «анонимных» группах. Метадон, пускай и не вызывающий эйфории, здесь причисляют к наркотикам, а метадонщиков ставят в один ряд с «уличными» наркоманами.

В Москве мы познакомились с участником двенадцатишаговой группы, ранее принимавшим метадон. Около двух лет он прожил в Великобритании, где получал препарат в клинике. «Это все равно зависимость, хотя и социально безопасная, — рассказывает он. — Мне метадон не помог. Наркоман хочет в первую очередь кайфа. Поэтому я не прекратил употреблять “уличные” наркотики». Разочаровавшись в ЗПТ, наш собеседник прошел детоксикацию и обратился к «Анонимным наркоманам». К своему удивлению, в группе «АН» он встретил шестерых своих бывших коллег по общественному центру, с кем когда-то вместе пропагандировал метадоновые программы. «Уже восемь месяцев я чист, а значит, свободен, и этот путь меня привлекает больше», — говорит он теперь.

Суть спора между сторонниками и противниками метадона лежит в плоскости возможностей: полное освобождение, путь к которому труден и не всем оказывается под силу, — или «управляемая зависимость». Вы признаете свое поражение перед болезнью, но приспосабливаетесь к достаточно сносному существованием под ее бременем. Идти по второму пути легче, и потому соблазн сразу свернуть именно на него велик, несмотря на всю строгость правил и критериев отбора. Не стоит забывать и о разрушительном действии «официального» наркотика на организм. Опиат остается опиатом, хоть и прием его происходит под контролем и без передозировок.

Перитониальный диализ

Альтернативой гемодиализу является перитониальный диализ, суть которого заключается в следующем:

  • В брюшную стенку вводят катетер.
  • Каждые 6 часов посредством катетера заливается диализат в объеме 2 л.
  • Когда введение диализата заканчивается, выполняют перекрытие катетера, что дает возможность пациенту в продолжение 6 часов заняться выполнением привычных дел.
  • После 6 часов выполняется слив жидкости, и в брюшную полость заливают новую порцию диализата.

Преимущества и недостатки метода

Перитониальный диализ имеет некоторые существенные преимущества в сравнении с процедурой гемодиализа. Перитониальный диализ не обязательно проводить в условиях стационара, жидкость выводится очень медленно. Существенно снижаются сердечные нагрузки, не требуется введения гепарина.

Искусственная почка – что это такое?Почка

Недостатками перитониального диализа считаются: низкая общая эффективность, наличие риска потери белков, невозможность прогноза степени выведения растворенных веществ, опасность развития перитонита.

В перечень входят также проявление вентиляционных нарушений в результате снижения диафрагмальной подвижности, скачки показателей уровня глюкозы в крови.

Усовершенствование метода перитониального диализа, включающего применение гибких катетеров, возможность выбрать различные виды раствора дают шанс стать конкурентноспособным среди других видов ЗПТ.

«Метадоновая терапия — это социальный эгоизм»

Игумен МЕФОДИЙ (Кондратьев), руководитель реабилитационного центра при Свято-Георгиевском приходе Иваново-Вознесенской епархии:
— Метадоновая терапия лишает человека надежды: она говорит — ты никогда не вылечишься, никогда не станешь свободным и поэтому просто принимай заместительный препарат. Я убежден, что в ремиссию может выйти практически любой, и бывали случаи, когда врачи уже «списывали со счетов», а пациенты в конечном итоге выкарабкивались. В итоге получается, что метадоновые программы это такой обман, или я бы даже сказал, социальный эгоизм. Общество думает не о наркозависимых, а о себе, о том, чтобы наркоманы его не беспокоили. При ней снижается социальная напряженность, но метадоновая терапия ставит крест на больном и является фактически отказом от лечения.

Дмитрий РЕБРОВ

Категории: Заместительная терапия
 

Присоединяйтесь к нам






Помочь
Друзья, службе «Милосердие» сейчас очень нужна ваша регулярная поддержка! Некоторые крупные благотворители были вынуждены сократить пожертвования, и пока не все потери нам удается восполнить. Но мы не можем оставить без помощи самых слабых и нуждающихся. Помогите нам продолжить нашу работу! Руководитель православной службы помощи «Милосердие» епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон

Рассылка о том, как люди помогают людям

  • Правила помощи и милосердия
  • Реальные истории
  • Срочные просьбы о помощи

Подписаться

  • Помоги сейчас!

Сестер Хачатурян может оправдать суд присяжных

18.07.2019
 /  Личность

Непоротое поколение способно договариваться

18.07.2019
 /  Воспитание

Мухаммад Юнус: «Бедности не место в цивилизованном обществе»

18.07.2019
 /  Бездомные

Елизавета Федоровна Романова: правила жизни

18.07.2019
 / 

Он делал добрые дела молча

17.07.2019
 /  Беженцы

«Мой сын не овощ»: Венсан Ламбер провел 11 лет в ожидании смерти

17.07.2019
 /  Врачи

Кожа – второй по величине орган, он требует вашего внимания, как и все остальные

17.07.2019
 /  Врачи

Ольга Алленова: «Если на кону не жизнь человека, то про это можно не пиcать»

16.07.2019
 /  Благотворительные организации

«Раньше они столько плакали, что потеряли надежду»

16.07.2019
 /  Благотворительные организации

Трансплантация почки

Трансплантацию почки применяют как оперативный метод лечения болезней органа, если другого метода, кроме пересадки, не существует. Почечная трансплантация имеет самый высокий результат по продолжительности жизни среди методов ЗТП. Показаниями для пересадки служит хроническая почечная недостаточность, появившаяся в результате тяжелых заболеваний, врожденных патологий.

Материал для трансплантации можно взять как у живого человека, так и у только умершего.

При подготовке к трансплантации следует проверить совместимость:

  • групп крови,
  • генетических материалов,
  • соответствие возрастов больного и донора.

Практика показывает, что чаще донорами являются близкие родственники. Пересадка почки не несет опасности донору.

Противопоказания

Чтобы после оперативного вмешательства не произошло отторжения донорской почки, необходимо отказаться от трансплантации в следующих случаях:

  • если наблюдается иммунологическая несовместимость;
  • наличие злокачественного роста почки или других органов, за исключением бессимптомных эффективно пролеченных опухолей;
  • если в организме присутствует инфекция;
  • обострение ишемической болезни сердца, язвенной болезни, сахарного диабета;
  • наличие психических расстройств.

Лечить нельзя помиловать

Сергей описывает нам свои ощущения от приема заместительного препарата: «С утра я чувствую небольшое недомогание, слезятся глаза — но вскоре после того, как я выпил лекарство, организм приходит в норму и дискомфорта уже нет».

Если участник программы заместительной терапии откажется от приема таблеток или пропустит сеанс, его ждут все те же ломки. Это одна из главных претензий противников заместительной терапии: пациент программы не бросает наркотик, а просто переключается с «уличного» вещества на «официальное».

«К лечению метадоновые программы не имеют никакого отношения, потому что поддерживают механизмы зависимости организма, — убежден главный нарколог Минздравсоцразвития РФ, директор Московского научно-практического центра наркологии Евгений Брюн, один из главных оппонентов заместительной терапии в России. — Если мы даем наркотик пациенту, то количество рецепторов, воспринимающих этот наркотик, все время увеличивается. Так устроен наш организм. Каждый новый рецептор требует своей дозы, болезнь прогрессирует».

Сторонники заместительной терапии настаивают на ее безопасности для пациента: по их уверениям, этот «медицинский» опиат безвреден для организма и доза его со временем почти не растет. Утверждения о высокой смертности «метадоновых» пациентов они считают мифом. «Болезни, нажитые за годы употребления “уличных” наркотиков, никуда не испаряются, и смертность, о которой говорят многие борцы с метадоном, связана именно с этими болезнями», — считает Леонид Власенко, врач-нарколог и ведущий украинский специалист по программам ЗПТ.

Но противники метадона придерживаются иной точки зрения: метадон разрушает организм точно так же, как и любой другой опиат. Евгений Брюн безапелляционно заявил нам, что метадон — яд, негативно влияющий на сосуды, печень и мозг и в конечном итоге вызывающий слабоумие.

Сергея и Елену метадоновая программа вывела из порочного круга: «Наверно, кто-то и может бросить наркотики, но о себе мы знаем, что уже не в состоянии вылечиться, потому что пробовали это сделать множество раз, — объясняют они. — Нам заместительная терапия дала возможность жить по-человечески. Это, конечно, не панацея, многие приходят в программу и не выдерживают, им хочется “прихода”, которого от метадона не бывает, они срываются на “ширку”… Но лично для нас заместительная терапия — это единственный способ не колоться», — резюмирует Сергей.

«Главный традиционный принцип лечения наркомании — это детоксикация. Но одними детоксикациями наркоману невозможно помочь, — подчеркивает Леонид Власенко. — Я видел множество тех, кто пережили не один детокс, а десять, но через неделю каждый раз все равно возвращался к наркотикам».
Основной козырь метадоновых программ — успешная социальная реабилитация. После перехода на метадон наркоманам становится проще вписаться в круг жизни «независимых» людей.

Московская альтернатива

Для российского нарколога Евгения Брюна социальная реабилитация и отказ от наркотиков через детоксикацию — понятия неразделимые: «Для социализации не нужен метадон, — убежден он. — В каком-то небольшом количестве случаев метадоновые программы действительно помогают, и с этим не поспоришь. Но это очень небольшой процент, примерно до пяти от общего числа участников. Эти пять процентов наркозависимых социализируются на заместительной терапии, потому что у них есть какой-то личностный ресурс, фундамент для роста».

В России с советских времен наркологи не уделяли реабилитации достаточного внимания, делая упор в первую очередь на медикаментозную составляющую. Элементы реабилитации в схемы лечения они начали включать относительно недавно. «Наркомания — заболевание хроническое, оно связано с накоплением факторов: психологических, генетических, социальных. Детоксикацией мы можем остановить течение заболевания, повлиять на зависимость поведения, но, если факторы риска остались, обязательно будет срыв, — объясняет Евгений Брюн. — Программы реабилитации — это долгий процесс, длиною, как правило, во всю жизнь, и метадон здесь ничем не лучше традиционных методов».

С тех пор как в Московском научно-практическом центре наркологии обратились к реабилитационной составляющей и создали систему сопровождения для выписывающихся наркоманов, эффективность лечения выросла с полутора процентов в начале 1990-х годов до пятнадцати процентов в 2000-х. Сейчас Минздравсоцразвития принял «брюновский» метод за основу. Интересно, что в центре Евгения Брюна задействованы и некоторые элементы «снижения вреда». «Многие приходят к нам, не собираясь бросать наркотик, а просто сбить дозу, «омолодиться». И мы об этом знаем. Этих пациентов мы обязательно предупреждаем об опасностях, обучаем правилам гигиены. Но в целом мы ориентируемся на избавление от зависимости. С теми, кто прошел детоксикацию, мы ведем серьезную реабилитационную работу, контролируем их на предмет срыва точно так же, как это делают при метадоновых программах. Как видите, у нас есть все те же звенья, только без метадона».

Пять лет без ломок

Ольга Беляева — эффектная женщина средних лет, руководитель донецкого благотворительного фонда «Виртус». Этот фонд, созданный в 2001 году для поддержки наркозависимых, был первым проводником и апологетом заместительной терапии в городе. Сегодня как член «Альянса» — международной организации противодействия распространению ВИЧ и СПИДа — «Виртус» занимается целым спектром программ «снижения вреда»: раздачей чистых шприцев, медицинским осмотром и социальной реабилитацией наркозависимых, всесторонней поддержкой пациентов «заместительных программ».

Как-то раз в Днепропетровск приехала из Киева комиссия по обмену опытом, рассказывает Ольга, на «сайте» — так называются кабинеты, где потребители получают положенный им препарат, — комиссия захотела посмотреть, как выглядит «процедура». Недолго раздумывая, Ольга взяла у медиков таблетки и при всех выпила. Демонстрация вызвала шок: «Зачем вы это сделали?» Как и большинство сотрудников «Виртуса», Ольга сама участник метадоновой программы, а в прошлом — потребитель «уличных» наркотиков.

Сергей и Елена — тоже наркоманы и тоже участники ЗПТ. До того как подключиться к программе, у каждого из них был более чем пятнадцатилетний стаж инъекционного потребления, опыт многократных реабилитаций, срывов, безуспешных попыток завязать. «В начале девяностых мы попытались убежать от проблемы, собрались эмигрировать в Польшу, думали бросить наркотик, начать новую жизнь, — рассказывает Елена. — Но у самой границы остановили машину — увидели поле мака, и все вернулось на круги своя».

«Где достать?» — вопрос, который тревожит наркомана постоянно. Где достать денег на зелье, где встретиться с дилером, где остановят менты и сколько отступных они возьмут?.. «Утром наркоман ищет деньги, вечером продавца, ночью колется, и с утра все повторяется снова, — объясняет Елена. — Когда ты сидишь на “героиновой системе”, нет никаких кайфов! Наркотик нужен, чтобы просто прийти в нормальное состояние, ни о каком удовольствии не может быть и речи. Через шесть-восемь часов после инъекции тебя уже колбасит, и все надо начинать сначала». Метадон поддерживает нормальное состояние около суток и выдается бесплатно. Нет шприцев, дилеров и милиции, так что можно жить «обычной жизнью» — без ломок, криминала и постоянной опасности заразиться или попасть в тюрьму.

Теперь Елена и Сергей — социальные работники того же «Виртуса»: помогают беременным наркоманкам. «Бывшие наркоманы если уж и занимаются социальной работой, то делают это с полной отдачей. Наверное, это привычка, выработанная в прошлой жизни: все время что-то “мутить”, — смеется Сергей. — Только теперь мы “мутим” не наркотики, а медицинскую и материальную помощь для наших подопечных».

Источники

  • https://LecheniePochki.ru/metody-lecheniya/dializ/zamestitelnaya-pochechnaya-terapiya.html
  • https://www.miloserdie.ru/article/zamestitelnaya-metadonovaya-terapiya-hren-ne-slashhe-redki/
  • https://siberian-health.ru/lechenie/zamestitelnaya-terapiya-pochek

[свернуть]
Ссылка на основную публикацию